Сказание об обретении честных мощей преподобного Макария

Сказание об обретении честных мощей преподобного Макария Желтоводского и Унженского чудотворца

(изложено по материалам Макарьевского краеведческого музея)

После блаженного преставления преподобного Макария в 1444 году, у духовно целебных мощей его продолжало подвизаться в молитве немало иноков. Над местом захоронения преподобного благодарные местные жители скоро воздвигли деревянный храм. Самой же обители дали название: «Макариева новая пустынь — Желтоводский монастырь». Почему «новая»? Потому что монастырь основанный преподобным Макарием в месте именуемым Желтые воды был до основания разрушен и сожжён в 1439 году ханом Улу-Ахметом (в иных переводах летописей его именуют Улу-Махметом или же Улу-Мухаммедом, что сути дела не меняет). Возможно, монастырю на Унже было присвоено (географически необоснованное) наименование «Желтоводский» ещё и потому что в нём, в самом начале его существования, могли быть иноки пришедшие с Макарием с Желтых вод. Как бы-то ни было, но под этим названием «Макариева новая пустынь — Желтоводский монастырь» пустынь пробыла около двухсот лет.

В 1620 году, движимый благочестием монах Тетюшенского монастыря Авраамий, на месте сожжённой на Волге ханом Улу-Ахметом старой обители возродил молитвенную жизнь. Монастырь этот новый стал называться Желтоводским Макариевским. Почитание преподобного Макария в те годы было весьма велико и оно значительно увеличивалось особым почитанием этого святого династией Романовых. Преподобный Макарий был прославлен в лике всероссийских святых. С его именем связывали множество чудес и его обитель на Унже некоторое время именовалась: «Лавра преподобного Макария». Связано это, очевидно, с тем что в 1619 году царь Михаил Романов повелел в монастыре на Унже: «чин Богослужений, как в других великих обителях содержать».

После же того как на Волге скоро отстраивается в каменном исполнении тщанием и пожертвованиями сильных мира сего Макариево-Желтоводский монастырь начинается (и до сего дня непрекращающаяся, но теперь уже в интернете) большая путаница с именованиями… Просто сравнить… «Свято-Троицкий Макариевский женский монастырь» (что на Волге) и «Свято-Троицкий Макариево-Унженский мужской монастырь» (что на Унже).

Тогда, в середине ХVII века монастырь на Унже, во избежание путаницы стали называть«Макариево-Унженским». К тому времени в нём было: «четыре деревянных храма, брусчатая колокольня, деревянные кельи, Романовские палаты — терем царя Михаила, конюшня, поварня и др»

В 1630 году монастырь полностью сгорает, но помощью царя, патриарха и других высоких особ скоро отстраивается заново, а после пожара в 1669 году при игумене Никите было решено все постройки в монастыре делать только лишь в каменном исполнении.

В начале июля 1670 года при начале строительства храма преподобного Макария в то время когда копали рвы под столбы в подножии раки чудотворца обрели нетленное тело какого-то монаха. Не только мощи этого инока оказались нетленными, но: «остались в целости клобук и мантия, хотя гроб уже истлел». По советам и расспросам решили, что это один из учеников Макария, почивший вскоре после его кончины. Игумен Никита велел положить найденное тело в новый гроб и поставить его в углу церкви где оно и оставалось до октября 1671 года.

12 октября (25-ого н\ст) повелением игумена Никиты справа от гробницы преподобного «на расстоянии сажени» (около 2 метров) у самой церковной стены начали копать могилу чтобы предать погребению тело вышеупомянутого монаха. При этом событии и были явлены нетленные мощи угодника Божия Макария пролежавшие в земле 227 лет.

С левой стороны от гробницы земля обвалилась и под ней «яко в пояс глубины» оказалась каменная плита длинною четыре пяди (около 70 см.) шириной одну пядь. По повелению игумена плиту сняли и под ней были найдены честные святые мощи преподобного отца нашего Макария Унженского чудотворца.

Осмотрев их нашли «в целости весь состав телесный, с седыми волосами. Он оказался подобным тому каким изображался на иконах. Схима, мантия и пеленания с покровами остались нетленны. Нижняя гробовая доска нисколько даже не повредилась. Верхние же и боковые доски истлели».

Игумен с братией вынули честные мощи из земли, положили их в новый гроб, оставив прежние нетленные благодатные ризы и поставили гроб в гробнице покрыв древней чудотворной иконой преподобного которая хранилась здесь же и оставалась целой после многих пожаров. «И сотвориша праздник светел и торжество радостное обретению честных мощей преподобного» Так в тот день ежегодно начали праздновать обретение мощей преподобного Макария, но по простоте и беспечности, и по причине административной удалённости от столицы не доложили об этом ни Царю, ни Патриарху. Так почитали святые мощи местно около четырёх лет. В конце же 1674 года некий из иноков по имени Иосиф свияжанин, был наказан игуменом Никитой за плохое поведение и лишён должности. Сильно оскорблённый наказанием, в 1675 году он тайно покидает монастырь, уходит в Москву и доносит Патриарху что: «игумен Никита без разрешения Царя и без благословения Патриарха вынул из земли мощи какого-то монаха и называет их мощами преподобного Макария» и прочее…

Патриарх в гневе доносит на игумена Никиту Царю. Немедля в Унженскую пустынь посылается комиссия из Макариево-Желтоводского монастыря (что на Волге) в состав которой входит: Сибирский архиепископ Симеон, настоятель Макариево-Желтоводского монастыря архимандрит Тихон и проживающий в том же монастыре игумен Варлаам. Которым было приказано осмотреть на месте обретённые мощи, а настоятеля Никиту: «за самовольство лишить игуменства и отправить под начало в послушники» в Желтоводский монастырь.

Вот тут в жизнь церкви вмешиваются человеческие страсти. Комиссия, желая возвысить свой монастырь за счёт унижения одноимённой и в то время более славной Унженской обители, объявляет обретённые мощи останками неизвестного монаха. Сами же мощи, погребают как тело простого человека. Причём, что уже совсем не укладывается в рамки здравого смысла, архиепископ Симеон тайным образом отнимает часть мощей преподобного Макария и передаёт их во владение настоятелю Желтоводского монастыря архимандриту Тихону который хранит их у себя скрытно. И… наказание от Бога за святотатство и примешивание человеческого корыстного расчёта в дела церкви не замедлило себя ждать.

Архимандрит Тихон сходит с ума, оставляет место настоятеля, удаляется в поморские страны скитаясь по пустыням и монастырям преследуемый голосом: «не имам ти дати покоя дондеже отдаси мне моё» (не дам тебе покоя пока не вернёшь мне моё)

Нечто подобное происходит и с Сибирским архиепископом Симеоном. От страха и ужаса за непочтение к останкам святого его преследуют голоса и он впадает в болезнь. Болезнь была столь сильной что он лежит более месяца в бреду. Во время болезни ему является преподобный Макарий и жёстко упрекает его «Почто причинил мне обиду?». Архиепископ кается и получив облегчение спешно идёт к Патриарху Иоакиму открывая ему всю правду не утаивая и то что им была похищена часть мощей преподобного и тайно передана архимандриту Тихону. Симеон слёзно просит найти Тихона, забрать у него похищенное и вернуть всё на своё место, в Унженскую пустынь.

Патриарх, удивившись услышанному, верит архиепископу Симеону, но не зная как здесь можно было помочь говорит: «Тихона нет в монастыре и где он сейчас никто не знает. Где же теперь искать то что ты отдал ему?» Но Симеон неумолим и настоятельно раз от раза просит и молит Патриарха чтобы найти Тихона и вернуть на место то что он взял тайно от всех. Наконец, умоленный Патриарх, разослав грамоты по всем монастырям о поиске Тихона находит его, доставляет в Москву и допрашивает лично. Тихон прибыв в Желтоводский монастырь открывает тайник и передаёт отнятую часть мощёй, которые с подобающей честью привозят Патриарху и он с благоговением преподносит их Царю Фёдору Алексеевичу Романову только что воцарившемуся на престол.

 

Царь, внимательно выслушав от Патриарха Иоакима историю с похищением мощей с благоговением прикладывается к останкам святого и говорит: «Преподобный отче Макарие! Помяни меня перед престолом Царя Небесного». После этого повелевает поступить по воле святого, то есть, немедленно вернуть похищенное в Унженскую пустынь, заметив при этом Патриарху: «Во святой обители Унженской бывал и дед мой блаженной памяти Михаил Фёдорович».

Патриаршим указом мощи преподобного с честью доставляются из Москвы в Унженскую обитель и… достают гроб святого, приподнимают крышку, возвращают части мощей в гроб и зарывают всё обратно в сырую землю.

Примечательно, что в тот год вместо наказанного (лишённого игуменства) Никиты, игуменом был Митрофан — «муж благоговейный и добродетельный» Будущий святитель Воронежский (причисленный к лику святых в 25 июня 1832 года. Управлял Унженским монастырём с 1675 по 1682 год). По обстоятельствам того времени и по административному положению «Лавры преподобного Макария» этот святой управлял и «Унженской десятиной» с 1680 по 1682 год в которую входило 94 храма.

Тут стоило бы задаться вопросом.

Почему(?) мощи преподобного Макария вновь предали земле, хотя о их подлинности, видимо, не сомневался уже никто.

Ответ кроется в соборном определении принятом незадолго до вступления Иоакима в патриаршество которое гласило: «Еже телес нетленных, обретающихся в нынешние времена, не повелеша дерзати скоро, кроме достоверного свидетельства и соборного повеления, во Святая почитати. А идежи обрящутся таковые Святых телеса, о таковых заповедаша всячески испытати и свидетельствовати перед великим и совершенным (то есть так или иначе полным) собором Архиерейским».

А в Унженской пустынной местности, вдали от больших городов, архиерейскому собору собраться было затруднительно. Поэтому, не имея власти без соборного определения незамедлительно предоставить нетленные мощи преподобного Макария открытому поклонению, Патриарх Иоаким приказывает над местом захоронения преподобного: «устроить благолепную гробницу и в этом месте воздавать преподобному Макарию надлежащее почитание». Игумену же Никите было вменено в вину что он без Царского повеления и Патриаршего благословения осмелился мощи «от земли взяти и положити верху земли».

Впоследствии мощи преподобного Макария были переложены в богатую серебряную раку с медной позолоченной решёткой под резной вызолоченной сенью. Несколько столетий тысячи богомольцев, богатых и знатных, бедных и безродных приходили к преподобному Макарию в Макариево-Унженский монастырь. В 1922 году из обители, с приходом безбожной власти, были вывезены веками копившиеся ценности: священные сосуды, кресты, панагии, оклады с икон и лампады из драгоценных металлов, всё это было изъято под предлогом помощи голодающим Поволжья. Демонтировали и серебряную раку с гробницы преподобного. Скоро были уничтожены архив казначейства, монастырская библиотека, сожжены иконостасы, разбиты колокола. В 1929 году в Макарьевском монастыре закрывают все храмы и архитектуру начинают планомерно разрушать. На два года раньше закрывают Макариево-Желтоводский и Макариево-Решемский монастыри. Ко второй половине 30-х годов были закрыты большая часть храмов имевших престолы посвящённые имени преподобного Макария. Русский народ планомерно избавлялся от памяти о святом…

 

Последствия этого преступного пренебрежения памятью о святом внимательный наблюдатель без особого труда может видеть и сегодня. Эти последствия — стойкое забвение и пренебрежение к ревностной христианской жизни. Всякий, кто придёт в будние дни в храмы города основанного преподобным Макарием может это наблюдать.Храмы пустые… особенно на вечерних службах, нередки случаи когда из всего города приходят на молитву не более двух-трех человек.

Да, преподобный Макарий не оставил после себя сборников поучений как спасать свою душу, но не более ли важным «поучением» его для потомков была сама его жизнь, его поступки и его чудесная помощь народу в беде.

В 1989 году в запасниках краеведческого музея города Юрьевца Ивановской области были обнаружены кощунственно вскрытые и перемещённые туда безбожниками мощи преподобного Макария. Некоторое время, после нескольких месяцев хлопот по возвращению святыни церкви, с 14 мая 1990 года мощи преподобного Макария находились в кафедральном соборе города Костромы в храме Воскресения на Дебре, а в 1992 году ковчег с мощами преподобного был возвращен в город Макарьев где он находился в приходском храме Рождества Христова, а в 1995 году ковчег приносят в вернувшийся церкви и начинающий медленно восстанавливаться монастырь преподобного.

Казалось бы, история с перемещениями мощей пришла к логическому завершению…, но не тут-то было…

 

В 2005 году архиепископу Нижегородскому и Арзамасскому Георгию поступает телефонный звонок из которого становится известным что у одного из священнослужителей тайно хранится глава преподобного Макария которую он хочет передать в Желтоводский монастырь на Волге. Новость была ошеломляющая ещё и потому что в некоторых деталях она один к одному сюжетно повторяла историю 1675 года.

Оказалось, что когда мощи преподобного Макария были вынесены из монастыря и переданы в музей, одному священнослужителю удалось выкрасть из музея и тайно скрыть главу преподобного у себя дома где она хранилась долгое время. Когда же он отошёл ко Господу, глава перешла по наследству его брату, тоже священнику который хранил её как величайшую святыню.

Создаётся комиссия подтвердившая подлинность главы преподобного Макария и в 2007 году по благословению Патриарха Московского и всея Руси Алексия II честная глава преподобного Макария крестным ходом по реке Волге прибывает в Желтоводскую женскую обитель.

Так, в 2007 году мощи преподобного Макария оказались разделены между двумя обителями событиями не вполне зависящими от чьих-то официальных решений.